Новый урожай


Российский зерновой союз (РЗС) сомневается в корректности поступающих из регионов данных об уборке зерна и не исключает приписок. Причем, по словам руководителя этой ассоциации Аркадия Злочевского, происходит это не по инициативе, не по ошибке, и не по какому-то злому умыслу фермеров и сельхозпредприятий — аграрии вынуждены это делать под давлением со стороны чиновников, которые угрожают отказать в субсидиях и господдержке тем, кто не предоставит отчетность с «дутыми» показателями.

«Вопрос корректности данных из региональных органов управления АПК встает в повестку дня сегодня достаточно остро. Не берусь утверждать, по каким причинам такая практика сформировалась, но региональные органы оказывают давление на сельхозпроизводителей сегодня с тем, чтобы они „давали вал“: и по площадям, и по урожаям», — сказал Аркадий Злочевский.


По мнению президента РЗС, это формирует достаточно серьезный риск приписок в той статистике, которая собирается в стране. «Мы уже столкнулись с этим явлением в прошлом сезоне и вот сейчас тоже наблюдаем этот процесс», — подчеркнул Аркадий Злочевский.

Прежний прогноз по урожаю зерновых составлял 117−118 млн. тонн. Сейчас с 97% площадей зерновых собрано 125,7 млн. тонн зерна в бункерном весе. Исходя из этих данных, Зерновой союз прогнозирует сбор в чистом весе в 121,6 млн. тонн.

«Это уже в весе после доработки и это уже 100% убранных площадей, то, что мы, соответственно, обсчитываем, — уточнил президент РЗС. — Сейчас корректируем с данными по уборке, которые поступают из Минсельхоза, вот 121,6 получается, но вопрос объективности данной статистики остается, видимо, придется в течение сезона как-то отслеживать и смотреть, выявлять коэффициент недостоверности, скажем так, сколько из этих данных приписаны».

Никто из опрошенных «СП» экспертов не отрицает наличие практики приписок в зерновом сегменте аграрного сектора экономики страны. Но экспертные мнения расходятся по поводу масштабов такого явления, а также степени его влияния на цены.

Хотя, даже не будучи экспертом в конкретной отрасли, в данном случае — зернового рынка, легко догадаться, что «кривая» статистика может нанести серьезный ущерб.


— Из-за приписок у нас происходят просто астрономические потери ресурса. К тому же, это некорректно влияет на ценообразование: согласно статистике и показателям, цены должны уже довольно сильно упасть, но происходит обратный процесс, — считает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский:

— О масштабах этого явления говорить сложно, здесь надо серьезно разбираться, анализировать. Об этом мне рассказывают крестьяне, о том, что на них оказывают такое давление местные, региональные чиновники. А причины понятны: видимо, поступают команды сверху, с федерального уровня, а они отрабатывают, исполняют их не местах. Причем, четко, строго — не дай бог снижать площади, снижать показатели и т. д. Надо отчитаться правильно, вот и все. Отсюда, видимо, ноги и растут. Конечно, это я могу только предполагать, поскольку прямых доказательств у меня нет.

«СП»: — Возможно, чиновники таким образом пытаются хотя бы на бумаге показать эффективность использования аграриями выделяемых им субсидий и прочих мер поддержки?

— Нет, эффективность с этим никак не связана, это скорее наоборот — главный инструмент давления: не отработаешь, не дашь показатели, соответственно, не получишь субсидии, мы тебя от них отлучим.


«СП»: — Но аграриям и самим выгодно — чем больше — по всем параметрам — тем лучше. Зачем их подгонять или заставлять заниматься приписками? Понятно, что в нынешнем году погода помешала дать, так сказать, ожидаемый результат…

— Ну, по валу — да, погода неблагоприятная, условия и т. д. А с точки зрения закладки площадей под новый урожай — там денег не хватает, просто физически не хватает денег на то, чтобы отсеяться. Если план составлял 19,8 млн. га, а сеяли 18,2 млн. га, ну, может, максимум 18,4 млн. га. Вот, этот недосев из-за отсутствия денег — в первую очередь.

«СП»: — А в чем угроза «дутой» статистики по урожаю, по посевным площадям?

— Это сказывается в регулировании, а потом — в больших потерях. В течение сезона выясняется, что у нас просто какие-то астрономические потери, мы растеряли и ресурс, который в статистике отражен — к концу сезона его нет. И вот с этой бумажкой цены искажаются. Цены — это первый показатель того, что в отчетной статистике что-то не так. Согласно статистике и показателям, цены должны уже довольно сильно упасть. А они не падают.


«СП»: — Как Минсельхоз РФ отреагировал на ваше заявление о сложившейся практике приписок?

— Я выношу этот вопрос в публичное пространство как раз по той причине, что Минсельхоз молчит. И эту проблему никак не озвучивает, не комментирует, и ею не занимается.

«СП»: — А вы рассчитываете на диалог?

— Я хотел бы рассчитывать на то, что Минсельхоз займется проверкой статистики, займется хотя бы анализом того, что происходит. Потому что на самом деле в «кривых» цифрах, в некорректной статистике никто не заинтересован. Ни рынок не заинтересован, ни Минсельхоз не заинтересован.

— Мы уже лет двадцать наблюдаем, что у того или иного региона могут появляться какие-то странные данные в отчетности, — отметил исполнительный директор аналитического центра «Совэкон», экономист Андрей Сизов:

— Но дело в том, что окончательные данные по урожаю даются не региональным властями, и не Минсельхозом. Окончательные данные предоставляются Росстатом. И это очень хорошо, что у нас есть другое ведомство, которое дает эти данные, и как раз там все эти расхождения часто оказываются видны. Так что для нас это не новость. Конечно, хотелось бы более точной статистики, но ничего тут принципиально нового нет.


«СП»: — А причины такого явления?

— Какие-то регионы хотят выглядеть лучше. Какой-то регион хочет показать, что он собрал урожай больше намеченного. Какой-то регион хочет показать, что он собрал больше, чем другой регион. Да, такое бывает. Например, по региональной отчетности площадь уборки урожая не меняется, а при этом цифры производства почему-то растут. Чего быть не может. Но это, еще раз скажу, не новость нынешнего года, этим новостям лет двадцать. Те или иные регионы время от времени с этим «балуются», но принципиально это, слава богу, не искажает общую картину.

«СП»: — Подобные приписки могут как-то влиять на формирование, на уровень цен?

— Нет, это не те объемы.

— Эти приписки, скорее всего, просто попытка показать успешность отрасли, но не тактическая мера по воздействию на уровень цен, — считает директор Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Евгения Серова:


— Могу только одно сказать. Когда в стране скрывают данные… Понимаете, вот эти данные о прогнозируемом урожае Минсельхоз должен регулярно публиковать, все время. Если бы это происходило, и экспертное сообщество это как-то комментировало, то таких вещей (приписок) не случалось бы. А у нас в аграрном секторе страны уже такие цифровые технологии внедряются, которые позволяют оценивать урожай на разных стадиях его созревания. Вот, я сейчас встречалась с одним из руководителей крупного агрохолдинга, он мне демонстрировал технологии, которые позволяют прогнозировать урожайность буквально на корню. Очень точно и заранее.

«СП»: — Но ошибки исключить здесь нельзя, а если они к тому же окажутся еще и в совокупности с приписками, то это может повлиять на итоговое ценообразование?

— Я склонна считать, что эти приписки все-таки менее всего связаны с попыткой как-то повлиять на цены, поскольку цены волнуют продовольственные, а зерно минимально участвует в продовольствии. Какой продукт ни возьмите, там в нем только на 10%-20% зерно участвует. То есть, если сказать, что у нас зерна много, это никак не повлияет на цены на макароны и хлеб. Это, скорее всего, попытка показать успехи отрасли и т. д. Я вижу это так. Вряд ли это одна из тактических мер по сбиванию цен.


Источник: svpressa.ru

Российский зерновой союз (РЗС) сомневается в корректности поступающих из регионов данных об уборке зерна и не исключает приписок. Причем, по словам руководителя этой ассоциации Аркадия Злочевского, происходит это не по инициативе, не по ошибке, и не по какому-то злому умыслу фермеров и сельхозпредприятий — аграрии вынуждены это делать под давлением со стороны чиновников, которые угрожают отказать в субсидиях и господдержке тем, кто не предоставит отчетность с «дутыми» показателями.

«Вопрос корректности данных из региональных органов управления АПК встает в повестку дня сегодня достаточно остро. Не берусь утверждать, по каким причинам такая практика сформировалась, но региональные органы оказывают давление на сельхозпроизводителей сегодня с тем, чтобы они „давали вал“: и по площадям, и по урожаям», — сказал Аркадий Злочевский.

По мнению президента РЗС, это формирует достаточно серьезный риск приписок в той статистике, которая собирается в стране. «Мы уже столкнулись с этим явлением в прошлом сезоне и вот сейчас тоже наблюдаем этот процесс», — подчеркнул Аркадий Злочевский.


Прежний прогноз по урожаю зерновых составлял 117−118 млн. тонн. Сейчас с 97% площадей зерновых собрано 125,7 млн. тонн зерна в бункерном весе. Исходя из этих данных, Зерновой союз прогнозирует сбор в чистом весе в 121,6 млн. тонн.

«Это уже в весе после доработки и это уже 100% убранных площадей, то, что мы, соответственно, обсчитываем, — уточнил президент РЗС. — Сейчас корректируем с данными по уборке, которые поступают из Минсельхоза, вот 121,6 получается, но вопрос объективности данной статистики остается, видимо, придется в течение сезона как-то отслеживать и смотреть, выявлять коэффициент недостоверности, скажем так, сколько из этих данных приписаны».

Никто из опрошенных «СП» экспертов не отрицает наличие практики приписок в зерновом сегменте аграрного сектора экономики страны. Но экспертные мнения расходятся по поводу масштабов такого явления, а также степени его влияния на цены.

Хотя, даже не будучи экспертом в конкретной отрасли, в данном случае — зернового рынка, легко догадаться, что «кривая» статистика может нанести серьезный ущерб.

— Из-за приписок у нас происходят просто астрономические потери ресурса. К тому же, это некорректно влияет на ценообразование: согласно статистике и показателям, цены должны уже довольно сильно упасть, но происходит обратный процесс, — считает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский:


— О масштабах этого явления говорить сложно, здесь надо серьезно разбираться, анализировать. Об этом мне рассказывают крестьяне, о том, что на них оказывают такое давление местные, региональные чиновники. А причины понятны: видимо, поступают команды сверху, с федерального уровня, а они отрабатывают, исполняют их не местах. Причем, четко, строго — не дай бог снижать площади, снижать показатели и т. д. Надо отчитаться правильно, вот и все. Отсюда, видимо, ноги и растут. Конечно, это я могу только предполагать, поскольку прямых доказательств у меня нет.

«СП»: — Возможно, чиновники таким образом пытаются хотя бы на бумаге показать эффективность использования аграриями выделяемых им субсидий и прочих мер поддержки?

— Нет, эффективность с этим никак не связана, это скорее наоборот — главный инструмент давления: не отработаешь, не дашь показатели, соответственно, не получишь субсидии, мы тебя от них отлучим.

«СП»: — Но аграриям и самим выгодно — чем больше — по всем параметрам — тем лучше. Зачем их подгонять или заставлять заниматься приписками? Понятно, что в нынешнем году погода помешала дать, так сказать, ожидаемый результат…


— Ну, по валу — да, погода неблагоприятная, условия и т. д. А с точки зрения закладки площадей под новый урожай — там денег не хватает, просто физически не хватает денег на то, чтобы отсеяться. Если план составлял 19,8 млн. га, а сеяли 18,2 млн. га, ну, может, максимум 18,4 млн. га. Вот, этот недосев из-за отсутствия денег — в первую очередь.

«СП»: — А в чем угроза «дутой» статистики по урожаю, по посевным площадям?

— Это сказывается в регулировании, а потом — в больших потерях. В течение сезона выясняется, что у нас просто какие-то астрономические потери, мы растеряли и ресурс, который в статистике отражен — к концу сезона его нет. И вот с этой бумажкой цены искажаются. Цены — это первый показатель того, что в отчетной статистике что-то не так. Согласно статистике и показателям, цены должны уже довольно сильно упасть. А они не падают.

«СП»: — Как Минсельхоз РФ отреагировал на ваше заявление о сложившейся практике приписок?

— Я выношу этот вопрос в публичное пространство как раз по той причине, что Минсельхоз молчит. И эту проблему никак не озвучивает, не комментирует, и ею не занимается.

«СП»: — А вы рассчитываете на диалог?

— Я хотел бы рассчитывать на то, что Минсельхоз займется проверкой статистики, займется хотя бы анализом того, что происходит. Потому что на самом деле в «кривых» цифрах, в некорректной статистике никто не заинтересован. Ни рынок не заинтересован, ни Минсельхоз не заинтересован.

— Мы уже лет двадцать наблюдаем, что у того или иного региона могут появляться какие-то странные данные в отчетности, — отметил исполнительный директор аналитического центра «Совэкон», экономист Андрей Сизов:

— Но дело в том, что окончательные данные по урожаю даются не региональным властями, и не Минсельхозом. Окончательные данные предоставляются Росстатом. И это очень хорошо, что у нас есть другое ведомство, которое дает эти данные, и как раз там все эти расхождения часто оказываются видны. Так что для нас это не новость. Конечно, хотелось бы более точной статистики, но ничего тут принципиально нового нет.

«СП»: — А причины такого явления?

— Какие-то регионы хотят выглядеть лучше. Какой-то регион хочет показать, что он собрал урожай больше намеченного. Какой-то регион хочет показать, что он собрал больше, чем другой регион. Да, такое бывает. Например, по региональной отчетности площадь уборки урожая не меняется, а при этом цифры производства почему-то растут. Чего быть не может. Но это, еще раз скажу, не новость нынешнего года, этим новостям лет двадцать. Те или иные регионы время от времени с этим «балуются», но принципиально это, слава богу, не искажает общую картину.

«СП»: — Подобные приписки могут как-то влиять на формирование, на уровень цен?

— Нет, это не те объемы.

— Эти приписки, скорее всего, просто попытка показать успешность отрасли, но не тактическая мера по воздействию на уровень цен, — считает директор Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Евгения Серова:

— Могу только одно сказать. Когда в стране скрывают данные… Понимаете, вот эти данные о прогнозируемом урожае Минсельхоз должен регулярно публиковать, все время. Если бы это происходило, и экспертное сообщество это как-то комментировало, то таких вещей (приписок) не случалось бы. А у нас в аграрном секторе страны уже такие цифровые технологии внедряются, которые позволяют оценивать урожай на разных стадиях его созревания. Вот, я сейчас встречалась с одним из руководителей крупного агрохолдинга, он мне демонстрировал технологии, которые позволяют прогнозировать урожайность буквально на корню. Очень точно и заранее.

«СП»: — Но ошибки исключить здесь нельзя, а если они к тому же окажутся еще и в совокупности с приписками, то это может повлиять на итоговое ценообразование?

— Я склонна считать, что эти приписки все-таки менее всего связаны с попыткой как-то повлиять на цены, поскольку цены волнуют продовольственные, а зерно минимально участвует в продовольствии. Какой продукт ни возьмите, там в нем только на 10%-20% зерно участвует. То есть, если сказать, что у нас зерна много, это никак не повлияет на цены на макароны и хлеб. Это, скорее всего, попытка показать успехи отрасли и т. д. Я вижу это так. Вряд ли это одна из тактических мер по сбиванию цен.

Источник: svpressa.ru

«Какие сейчас затраты — волосы подымаются дыбом»

Алексей Бабаков,
руководитель сельхозпредприятия «Октябрьское» (Зональный район):

1. На четыре. Мы хорошо поработали, с урожайностью все нормально — даже при тяжелых ситуациях с погодой, но финансового удовлетворения нет.

Какие сейчас затраты — волосы подымаются дыбом. Азотные удобрения по сравнению с прошлым годом в 2,5 раза подорожали, поэтому от сложных мы отказались — это невыгодно. Хотя в 2020-м закупали в больших объемах. Металл дорожает, следовательно, и запчасти, и техника. А наша продукция стоит столько же, сколько три года назад.

2. Не сказал бы, что есть серьезные неудачи: год на самом деле хороший. Все подорожание отразится на следующем сезоне и будущем урожае — сокращение удобрений, средств защита растений и прочее.

Что касается удач: выросла зарплата — это главный успех. Средний показатель подходит к 40 тыс. рублей. Многие в первую очередь на людях экономят, а мы не стали: заработали — отдали. Возможно, сейчас будет тяжеловато, но ничего страшного.

3. Мы продолжим выбранный курс — обновление техники и модернизация технологий, стройка. Конечно, из-за подорожания будем получать все это в меньшем объеме. Хочу, чтобы людям было комфортно работать, и чтобы они получали удовольствие от труда — тогда и будут деньги.

«Из-за дождей в сентябре был мандраж»

Александр Степанов,
глава крестьянско-фермерского хозяйства «Березовая Роща» (Калманский район):

1. На четыре год прошел, грех жаловаться. Урожайность в Калманском районе на три с плюсом. Несмотря на то, что у нас был провал по влаге, смогли собрать средний урожай за счет технологий. Однако, это сказалось на качестве зерна — пшеницы и сои. Цена хорошая сложилась — финансовая ситуация нормальная, если бы так сохранялось всегда, мы могли бы себе что-то позволять.

2. Резких скачков не было: приобрели, что планировали, посеяли все в оптимальные сроки. Из-за длительных дождей в сентябре у нас был мандраж, но в итоге мы нормально собрали поздние культуры.

Из удач — мы приросли в земле на 1 тыс. гектаров. Хозяйства получают из-за дождей по 10−15 центнеров и начинают продавать земли. У нас, благодаря технологии, таких проблем с неурожайностью нет, и эти территории потихоньку подбираем.

3. Готовимся к следующей посевной. Сейчас очень тяжелая ситуация с удобрениями. Цены на ГСМ, средства защиты и удобрения выросли от 15 до 200%.

Мы хотим сокращать их использование или вовсе прекратить. Хотим обойтись без химических средств защиты и перейти на биологические. Но таких нам мало предлагают, и в основном они неэффективные. Бороться с болезнями растений, бактериями при помощи естественных защитников и выращивать здоровый продукт.

В следующем году попробую применять насекомых, которые будут бороться с вредителями. Это дорого, но необходимо. В Европе государства субсидируют использование природных удобрений и средств защиты, а у нас пока такого, к сожалению, нет. Поэтому к этому никто и не стремится.

«Земли не добавляем — ее попросту нет»

Валерий Абронов,
руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Наука» (Егорьевский район):

1. На пятерку. Все получилось, как мы и планировали. Хозяйство хорошо сработало в растениеводстве, в животноводстве. Цены на нашу продукцию, которые складывались в нашу пользу в начале года, позволили неплохо заработать.

Как результат, мы почти в три раза увеличили объемы приобретенной сельскохозяйственной техники. Продолжили свои строительные работы. Думаю, что и в будущем году будем двигаться в этом же направлении.

2. Фатальных неудач, к счастью, не было. Главным нашим достижением я считаю планомерное развитие.

Кардинальным образом структуру посевных площадей не меняем, земли не добавляем — ее попросту нет. Зато с каждым годом улучшаем технологии. Я полагаю, что это — главный залог успеха. Вся наша продукция проходит необходимую подработку и сушку, она доведена до стандартов качества ГОСТ. Проблем с реализацией у нас нет.

3. Планов много, но во многом они будут зависеть от экономической ситуации в нашей отрасли. Понятно, что все непросто. При этом у нас есть определенный запас прочности: сможем спокойно пережить даже пару лет неурожая. С технологической точки зрения мы к этому готовы.

Постепенно отказываемся от кредитов, хоть государство и предлагает льготные схемы получения средств, я считаю, что предприятие должно быть финансово устойчивым и без них.

«Это единственное, что меня пугает»

Владимир Устинов,
руководитель КФХ Устинова В.И. (Косихинский район):

1. Я бы поставил четыре с плюсом. Среднюю урожайность по хозяйству мы увеличили на 15%. По пшенице этот показатель у нас составил больше 40 цга. С финансовой точки зрения тоже все стабильно: рентабельность по году просчитывается хорошая.

Топливо на будущий год мы уже приобрели. На 90% оплатили необходимый объем средств защиты растений.

Единственное, что меня пугает — это ситуация с удобрениями. Оказалось, что их попросту в России нет. Даже при наличии денег в кармане, я не могу их купить. Надеюсь, что хотя бы в декабре ситуация изменится в лучшую сторону.

2. Все неудачи носят не внутренний, а внешний характер. Я бы сюда отнес некоторые государственные решения, которые отражаются на нашей отрасли только отрицательно. Еще одна неудача — это кадровый голод. Сейчас выходит на первый план поколение 90-х. Им бы работать надо — не хотят.

Моя главная удача — успешный семейный бизнес. Дети выросли и активно мне помогают. Сам я полон сил и готов дальше работать.

3. Следующий год с финансовой точки зрения я оцениваю стабильно, учитывая, что затратная часть уже сейчас практически просчитана. Что будет с нашем мире в это непростое время пандемии, ответить сложно. Мне лично все эти страшилки уже надоели.

Источник: altapress.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.