Избушка фермера


Почему сельские люди — проблема для бизнеса

«Люди — это самая большая проблема в фермерстве. В деловых отношениях им совершенно наплевать на договоренности, даты, контракты, — объясняет Саргис Давтян. — Можно остаться и без сена, и без зерна, и без трактора. Им все равно, что ты клиент».

Гузель Санжапова согласна, что вести бизнес в деревни тяжело, потому что люди знают, что такое свое хозяйство, но забыли, что такое трудиться за зарплату, потому что во многих деревнях работы давно нет. Нужно время, чтобы они привыкли к тому, что есть рабочий график, зарплата и, самое главное, обязанности. Гузель также отмечает распространенный среди сельских жителей стереотип, что делать на продажу можно плохо.

По мнению Игоря Некрасова, в городе все привыкли к деловым отношениям, контрактам, разграничению ответственности, отношениям «заказчик-исполнитель» с техническим заданием, сроками, оплатой и т.п. Но в деревне эта модель взаимодействия реализуется плохо.

«Потому что чем дальше в лес, тем меньше формальностей, — отмечает Некрасов. — Меньше закона, больше совести. Люди строят мир вокруг себя по своим понятиям. В городе больше всего передано на откуп внешним службам — ЖКХ, полиции, думе или работодателю».

«В основном местные не принимают чужаков. Но жить с этим можно, когда-нибудь приняли бы», — говорит Андрей Кашкаров.


Вернуться, чтобы не жить «в минус»

Андрей Кашкаров решил стать фермером в 2007 году. Купил домик с землей в Вологодской области (стоимость покупки равнялась примерно месячной зарплате). Еще 4 гектара земли взял в аренду у муниципалитета. Уволился из правоохранительных органов и разводил кроликов, коз, овец, коров. Поголовье росло.

В первый год вложения составили почти 206 000 рублей,во второй год — 255 000, в третий — менее 100 000. На четвертый Кашкаров решил свернуть проект и вернуться в город.

«Уже было понятно: перспектив нет, — объясняет Кашкаров. — Стоимость комбикормов, привлечение наемного персонала, малые закупочные цены на молоко, мясо и шкуры КРС и другие факторы сыграли роль».

По оценкам Кашкарова, убытки составили около 300 000 рублей.

«Но это были личные деньги, я не взял ни одного кредита, — объясняет он. — Поплакал о расходах, но никому не должен. С учетом распроданной сельхозтехники, скота и недвижимости я вышел почти в ноль, но продажа растянулись на несколько лет».

После трех лет фермерства Кашкаров вернулся в Санкт-Петербург, восстановился на службе и выпустил о своём опыте трилогию «Бывший горожанин в деревне».

Источник: secretmag.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.